*Magnify*
SPONSORED LINKS
Printed from https://www.writing.com/main/view_item/item_id/2269576-
by xol0p
Rated: E · Novella · Psychology · #2269576
Психологическая новелла.
Как же я не хочу, чтобы это заканчивалось именно так. Но есть ли у меня выбор? Я не могу углубиться в пучины своего сознания чтобы узнать истину. А если бы мог, что бы это изменило?

Сажусь в свою машину с каменным лицом и твердой уверенностью в предстоящем. Бензина должно хватить. Голова раскалывается после каждой попытки понять, что же я сделал не так. Слишком долго терпел. Несправедливость достигла своего предела.
Завожу двигатель и отправляюсь в последнее путешествие. Мимо меня летят осколки воспоминаний в виде старых домиков, площадок, школ, знакомых улиц. Стараюсь не задерживать внимание ни на одном из них. Боюсь, что дам заднюю, а этого я хочу меньше всего.

Включаю радио на знакомых мне частотах. А там как всегда … ФМ крутит шансон. Дед прошел через Афган и очень любил такую музыку, а я всегда сидел рядом с ним и наслаждался грустными, но в то же время настоящими эмоциями. Будь он еще рядом, что бы он мне сказал? Правильно бы понял мое решение? Поддержал бы? Ответа у меня, увы, нету.

На очередном изгибе машина немного подпрыгивает. На заднем сиденье за компанию подпрыгнула и гитара, которая прошла с моим отцом столько ярких и не очень моментов. Он всегда украшал ее наклейками. Каждая обозначала какое-то приключение. Вот наклейка с мишкой, которую он купил, еще будучи мальцом, но приклеил только спустя десятки лет после похода в густую дубраву. А вот еще одна, импортная, с каким-то известным историческим зданием. После еще пары изгибов гитара окончательно допрыгалась и упала под сидения.

Ехал я уже долго. Солнце опускалось все ниже. Если немного включить фантазию и посмотреть на солнце, горизонт и деревья, то можно увидеть много всякой всячины. Я достал телефон и проверил время.

19:30 - говорили часы.

Внезапная головная боль заставила меня приостановиться и съехать на обочину. Ну почему ты не даешь мне покоя? Хватит страдать. Скоро это все закончится, мне больше не нужно будет думать о причинах и последствиях. Если бы только…

Мои внутренние переживания прервал возглас какого-то ребенка.

Я посмотрел в зеркальце заднего вида и увидел там мальчишку лет десяти. Что он тут забыл? На пустой дороге. Один. За километров сто от ближайшего населенного пункта.

- Эй, подожди! – с запыхавшимся голосом кричит он.

Я опустил окно, и мальчик просунулся в него внимательно осматриваясь внутри автомобиля.

- Куда путь держишь?

Малец был очень сильно на кого-то похож, но, когда я напрягся чтобы вспомнить кого именно он мне напоминает, у меня снова заболела голова.

- А тебе какое дело? И что ты вообще здесь делаешь в такой глуши? – недоверчиво кидаю ему в ответ.

- Так это и не глушь то никакая - оптимизм переполняет его. - Вон смотри. Метров пятьсот отсюда домики стоят. Так вот, я оттуда.

Из-за боли в голове я никак не мог сфокусироваться на точке, которую мне указал мальчик. Пришлось поверить на слово.

- Почему тогда ты сейчас стоишь здесь?

- Ну что тебе, объяснять все нужно? Гуляю я. Мать говорит, что без присмотра на улицу выходить нельзя. Сама она не может выйти, постоянно занята. Отец в город уехал, а мне же хочется воздухом подышать. Вот я и сбежал пока она уснула – свесившись на двери, грустно заканчивает.

Казалось бы уже отпустившая меня боль нахлынула с еще большей силой.

- Тебе плохо? Может я сбегаю за таблетками какими-нибудь?

- Все нормально. Просто еду уже долго, а в салоне жарковато. Вот и ударило меня.

- Слу-у-ушай, – довольно протянув все гласные буквы, сказал: А может возьмешь меня с собой? Я никогда не был далеко от дома. Максимум к дороге доходил, а дальше страшно было. Всегда хотелось увидеть побольше чем старую печь, курятник и трухлявый частокол.

Очевидно, что я бы ни за что не взял с собой ребенка в поездку куда-то в неизвестность. Но было у него что-то такое притягивающее, завлекающее. И что-то очень родное. Немного подумав, я все же решился посадить его рядом со мной.

Я не знал, как начать с ним разговор. И о чем вообще можно разговаривать с детьми такого возраста? Может спросить про школу? Едва ли я открыл рот, чтобы задать вопрос, мальчик начал говорить сам, как будто прочитав мои мысли.

- А нам вот в школе недавно задавали выучить стих … . Так я сидел над ним несколько часов. Все никак не мог запомнить эти строчки. А когда пришел на первый урок, то как будто я сам этот стишок и написал. Рассказал, не допустив ни одной ошибки.

Ну что ж, радует, что хоть как-то можно скрасить дорогу, собеседник нашелся. Мальчик рассказывал про школу без умолку. Про друзей, которых у него полным-полно, про учителей, которые ставят только хорошие оценки. Но до сих пор он так ни слова и не рассказал о себе. Как его зовут? Сколько ему лет?

- А те…

- А у тебя как было в школе-школе-школ…? - последнее слово начало повторяться у меня в голове несколько раз, сопровождаясь нестерпимым гулом. Мне казалось, что я даже начал кричать. И затем… Я провалился в сон.

Мне снилось подобие тюрьмы. В которой у заключенных вместо лиц была пустота. И у каждого своя комната. Надзиратель тюрьмы постоянно кричал, не стихая. Длинные коридоры вели в неизвестность. Постоянное чувство тревоги, как будто за каждым моим шагом здесь наблюдают. Я не мог долго находится в этом месте, поэтому принял единственное верное решение – бежать. Я бежал по коридору в неведомость, я хотел, чтобы забвение об этом месте накрыло меня полностью. Так нельзя. Это ненормально. Я не пробуду здесь больше ни секунды.

Я проснулся. Машина была все так же на ходу. Мальчик сидел справа от меня на пассажирском сиденье и смотрел прямо на дорогу.

- Я что, уснул?

- Да, ты внезапно уснул, и я не знал, что делать. Поэтому просто сидел и ждал – перебирая пальцы безэмоциально ответил он.

- Но как машина продолжала движение? Ты водил ею пока я спал? – недоверчиво спросил я.

- У меня даже прав нету. И я что, похож на человека, который разбирается в автомобилях?

В его словах я сомневаться не мог. Мальчишка действительно не был похож на водителя авто. Странно. А может мне просто показалось? И сколько вообще времени прошло? Судя по положению солнца на небосводе прошло не больше пары минут. Но ведь мальчик сказал, что я все-таки уснул. Приврал?

Мы проезжали мимо поселков и небольших ферм. Мальчик с удивлением рассматривал все виды из окна. Вот пастбище.

- Мууу! Ха-ха-ха.

А вот где-то с кукурузных полей взлетела целая стая ворон.

- Кар! Кар!

- Никогда ворон не видел?

- Видел. Но раз уж мы тут путешествуем, то я хочу взять из этой поездки максимум. Смотри-смотри! Козлики! Бе-е-е-е! – отвернувшись в окно, по-детски продолжал перекрикивать животных.

Наверное, я слишком по-взрослому отношусь к его ребячеству. Пусть развлекается.

Спустя какое-то время мальчик снова начал разговор.

- Слушай, а ты знал, что существует миг, когда светофоры светят красным и для пешеходов, и для водителей?

- Нет, не знал. И когда же такое случается? Во время техобслуживания? Но даже если бы так и происходило, то было бы много аварий.

- А вот ты и не прав. Как раз таки из-за того, что это случается постоянно, нет этих самых аварий.

- Ну тогда расскажи мне, как такое возможно?

- С момента, когда загорается один красный, до момента, когда противоположный станет зеленым, проходит примерно три секунды.

- Ну и какой же это миг? Целых три секунды – прагматично ответил я.

- Мелочный ты. В эти три секунды, все останавливается. Можно сказать, что это три секунды полной остановки.

Ну и зачем он мне это рассказал? Да и откуда вообще у мальчишки настолько глубокие познания в светофорах, если у него даже прав нету?

- Я просто книжки читал, у папы целая библиотека дома стоит. А я в свободное время брал оттуда и листал страницы – ответил он, улыбаясь во все свои 24 зуба.

Засранец продолжает читать мои мысли. Это немного настораживает, но в то же время было как-то все равно.

Дорога все не кончается. И сколько же нужно было потратить материалов и времени чтобы проложить пути даже в такие безлюдные места? Такие малозначительные темы я всегда обсуждал со своей бабушкой. Она работала в типографии и печатала самую разную информацию о том, что происходило в мире.

Хотелось спросить о родителях этого мальчика. Кто они? Кем работают? Спрошу, наверное, сначала о его отц…

- Агх-х-х…

Снова боль. Но кажется я уже начал к ней привыкать. Единственное что я не до сих пор не понимаю - что ее вызывает?

- Тебе, наверное, интересно узнать про моих родителей? – спросил он, с привычной ему прозрачностью. - Я вроде ничего о них не рассказывал.

- Ну-ну.

— Ну, мама у меня постоянно сидит дома и варит нам с братиком очень вкусный борщ. А папа мой работает в городе, у него там несколько магазинов, много зарабатывает. Правда вижусь с ним только по выходным, он нам на гитаре играет и истории всякие рассказ-ы-в…

Я снова отключился. На этот раз я почти сразу осознал, что нахожусь во сне. Это точно не наваждение.

Открыл глаза я в небольшом квадратном помещении. В нем не было окон или дверей, только я и пустая комната. Посередине комнаты было озерцо света, но, никаких источников, которые могли бы источать его я не увидел. Я попытался проснуться, больно ущипнул себя пару раз и протер глаза. Не помогло. Я все так же продолжал стоять в этой коробке. Только теперь я услышал очень приглушенные невнятные звуки. Они приближались ко мне с каждым мгновением. И вот я уже мог разобрать что именно они за собой скрывают. Звук доносился отовсюду, за всеми четырьмя стенами была словесная перепалка двух людей. Но слов я разобрать не мог, поэтому прислонился к стенке. Внезапный удар в эту саму стену сбил меня с ног и там, где всего лишь момент назад была стена – появилась дверь. Пытаясь отползти назад, я почувствовал, что уперся во что-то. Это что-то было очень маленькое и лежало на полу прямо в самом центре разлившегося света.

- Откуда?... Это… ребенок? – с опаской приблизился.

Запеленутый малыш лежал совсем не двигаясь. Я не мог пересилить себя притронуться к нему.

С ужасным треском, дверь, которая появилась из ниоткуда распахнулась. Из нее исходило ослепительное сияние, которое не давало мне увидеть, что находится за ней. Еще миг и кокон с ребенком улетел в руки, как мне показалось, какой-то женщины, как будто его сильным ветром сдуло. Дверь захлопнулась сразу же.

Пробуждение. Машина все так же на ходу. Мальчик продолжает сидеть рядом, не реагируя на мои постоянные провалы. Наверное думает, что для меня это норма – засыпать во время езды. Заметив, что я проснулся, он сразу же отреагировал.

- У тебя что нарколепсия?

- Откуда ты такие умные слова знаешь, тоже в книжках прочитал? – приходя в себя, нашел нужный ответ.

- Да нет, дед рассказывал, что он во время войны встретил паренька, который все время засыпал в самый неподходящий момент. И все удивлялись, как такого вообще можно было взять воевать – без энтузиазма ответил он.

Война значит, отечественная, наверное. Не буду переспрашивать.

- Веселая у тебя семья. Один бизнесмен, вторая домохозяйка, третий так вообще вояка - я все еще не знал, как можно поддерживать разговор с этим мальчишкой, поэтому пытался отвечать нейтрально. Возможно даже немного с иронией. Надеюсь, он ее распознаёт.

- Ну да, у меня семья большая и хорошая. Все друг друга понимают и поддерживают. Так и живем – снова ноль эмоций.

После вполне нормального ответа, мальчик, глядя на свои руки, спросил:

- А ты боишься смерти?

- С чего вдруг такой вопрос? – непонимающе ответил я.

- Та просто интересно. Моя мама говорила: “Я не боюсь смерти, я боюсь больше никогда не увидеть своих близких, боюсь больше никогда не вдохнуть этого свежего воздуха”. Но она взрослая, а я еще маленький, мне такие философские высказывания не понять.

- Удержусь от ответа – с небольшой дрожью в голосе отрезал ему.

Направив свой взгляд на дорогу впереди, мы продолжали ехать. Мальчик все так же смотрел в окно с изумленным взглядом. Наверное, чтобы немного развлечься он начал дергать меня и просить спеть ему что-нибудь. Я только отнекивался.

- Вон у тебя радио в машине есть, включи и давай вместе петь будем – заваливал он меня с новой волной оптимизма.

- По радио могут какую-то ерунду крутить. Та и я петь не умею, короче забудь об этом.

- Ты такой скучный! Ну давай ты не будешь петь, а только я буду. Я люблю петь, всегда мечтал, когда вырасту стать певцом, та хоть оперным. Я в школе, когда пою, то мне постоянно аплодируют – победоносно сказал он, делая акцент на предпоследнем слове.

- Ну раз уж ты так хочешь. Ладно, сейчас включу.

Я долго не мог поймать станцию, только шипение и редкие попадания на новостные каналы. Наконец-то! … ФМ. Эфир попсовой музыки, которую я просто ненавижу, но, если уже согласился, то пусть вещает.

- О, это же моя любимая песня сейчас играет! Так, нужно приготовиться. Фу-у-ух. Ну… поехали – он набрал воздух в легкие и начал подпевать играющей в радио песне. Было видно, что мальчишка не новичок, у него действительно есть музыкальный слух, да и поет красиво.

Очарованный талантом мальца я просто сидел и вслушивался в каждое слово.
- Когда за мечто-о-ой, идти станет сложно…

Композиция показалась мне очень знакомой, но, сколько же я этой музыки переслушал, наверное, просто очередной попсовый хит, который постоянно крутили везде где только можно.

- Иди за мечто-о-ой, пусть даже не верит в тебя вся планета… Родные сердца бьются в ритме поб-е…

Я не заметил, когда именно я уснул, потому что голос мальчика продолжал звучать даже сейчас. Это что же получается, я все-таки не сплю? Повернуть головой я не мог, руки не слушались, а перед глазами был микрофон. Да, микрофон, самый обычный. Руки опустились сами по себе, и я больше не слышал пения. Перед моим взором открылось помещение типа концертного зала. В нем сидели люди в масках, которые изображали различные эмоции. Тело все так же не слушалось, как бы я не пытался пошевельнуться. Мгновение спустя весь зал разразился хохотом. Мне казалось, что в этот момент смеялся весь мир, но, почему? Неужели они смеются с меня?

- Эй! Эй, ну проснись же! - из этого сна меня вывел мальчуган. Он часто-часто ударял меня по плечу и очень громко говорил, но не кричал.

- Проснись, давай! Смотри!

Продолжая находится в затуманенном состоянии я не мог понять о чем именно говорит мальчик, но присмотревшись, мне удалось разглядеть мутную фигуру, где-то очень далеко стоял то ли человек, то ли что-то очень похожее на него.

- И чего ты так распереживался? Ну идет себе человек по дороге. Мы его объедем, когда догоним.

- Нет, остановись сейчас же! Ты что не понимаешь? Быстрее, пока не поздно! – громко продолжал повторяться он.

- Да что ж такое, ну не случится же ничего. К тому же он вон как далеко.

- Какой же ты дурак! Останови машину! Быстрее! – но я продолжал его игнорировать, рано или поздно успокоится.

- Вот сейчас мы его настигнем и…

Мальчик во мгновение ока прильнул ко мне и посмотрел прямо в глаза. Вцепился в руку и сказал:

- Вспомни…

В эту же секунду меня засосало в пучину сознания. Весь мир вокруг меня превратился в бесконечный поток событий. Фрагменты из памяти проносились мимо меня, и я не мог уцепиться ни за одну из них. Казалось, что моя голова взорвется от перенапряжения. Я закрыл глаза и…

Открыл их, когда снова сидел в машине. Та же самая машина, на которой я и ехал. Ехал? Сейчас она стояла рядом со двором моего старого дома. Я жил здесь, когда был еще ребенком, а переехали мы, потому что… потому что… Нет, не могу вспомнить. Странно, но, мне показалось что я уменьшился в росте.

- Ладно, давай сынуля, с Богом. Как папа учил. Ты же все запомнил?

- Да, ма. Я очень сильно буду стараться, со мной ничего не случится, я все умею. Ну все, я поехал!

Все происходило как будто наяву, но, что-то тут было не так. Лиц людей, которые общались со мной по ту сторону окна не было видно, как будто кто-то очень сильно проехался по ним наждачкой. Машина завелась и сдвинулась с места, непосредственного участия я в этом не принимал, все происходило само собой. Старт хороший, набираем скорость. Впереди крутой поворот, в который машина входит очень плавно. Заезд продолжается. У меня на лбу выступают капельки пота, с чего бы это? Впереди виднеется силуэт человека, сейчас сбавим чутка, чтобы не наехать и… Внезапная головная боль накрывает меня со всей силы, не давая сфокусироваться на езде. Мгновение. Удар.
Меня снова утаскивает в водоворот воспоминаний. Оказавшись здесь во второй раз, я не пытаюсь схватиться за воспоминание лично, а просто жду пока нужное придет ко мне само.

Еще мгновение и я оказываюсь возле порога старого дома. Внутри стоит деревянный гроб. Люди окружили его и что-то шепчут. Пытаясь прислушаться, я выхватываю обрывки из разговора двух сидящих на крылечке женщин, услышать удается не все.

- Вот уж не думала, что … такое горе в семью им принесет.

- Да, а … говорила, зачем второе рожать? С одним бы …сь.

Я закрываю глаза чтобы осознать ими сказанное, но внезапно начинаю плакать. Нет, рыдать. Наверное, никогда в жизни я так не рыдал. Это было сильное чувство безысходности и уязвимости, которое не могли бы излечить никакие врачи и психологи этого мира.

Нарыдавшись, я снова погрузился в пучины незримого. Туман рассеивался. Я понемногу начинаю понимать.

Новая реальность, сотканная из воспоминаний, открылась передо мной.

Я стою в комнате без окон и с одной дверью. Посередине этой комнаты разлилось озерцо света. Я здесь уже был. В тот раз за стеной был какой-то скандал. Нужно прислушаться получше, вдруг это что-то важное. Я очень плотно прижимаюсь к стенке, за ней действительно кто-то говорит, нет, орет. Но на этот раз мне удается разобрать отдельные слова.

- Я забираю … с собой … отправлю … увидит жизнь … ты мне не указ.

- Только через мой труп!

Бросаю взгляд на центр комнаты. Там стою… я? Только, это десятилетний я.
Дверь распахивается и в комнату влетает женщина, которая падает на десятилетнего меня и закрывает руками. За ней следом в комнату вбегает крепкий мужчина и с оглушительным ревом взмывает руки над женщиной. Свет в центре комнаты приобретает красный цвет, и я падаю на колени. Гнев к этому нелюдю переполняет меня, но я ничего не могу сделать. Я просто наблюдаю. Я простой наблюдатель. Я просто на-блю-да-ю.

~Я не боюсь смерти, я боюсь больше никогда не увидеть своих близких…~

Снова машина. Снова продолжаю ехать. Впереди все так же виднеется человеческий силуэт, который приближается с каждой секундой. Мальчик сидит справа от меня и перебирает пальцы на руках. Заметив, что я вернулся, он монотонным голосом начинает диалог.

- Так ты понял? Ты вспомнил?

- Я не знаю… Эмоции сильно переполняют меня, я не могу понять, насколько это все правда. Скажи мне, это правда?

- Я не знаю, еще нет… У меня к тебе встречный вопрос, куда ты все это время едешь?

Этот вопрос поставил меня в ступор. Я не знал, что на него ответить. А ведь действительно, я же куда-то еду, почему-то я начал ехать, но куда и зачем? Я помню, что взял этого мальчишку, когда остановился на обочине, но что было до этого? Что сподвигло меня отправиться в путь? Столько вопросов, на которые нету ответа… или есть?

- Наверное это слишком сложный вопрос для тебя. Ну что же, значит пора нам заканчивать.

Он указал пальцем на человека, которого мы уже почти догнали. Человек шел прямо посередине и не собирался отходить вбок. Я попытался сбавить скорость, но вдруг осознал, что педали тормоза нету на ее законном месте. Вместо коробки передач – пустота. А там, где должен был находится руль, остались лишь мои руки, висящие в воздухе. Я понимал к чему все идет.

- Неужели это никак не остановить? Нельзя ничего сделать?

- Увы. Это было неизбежностью, в которой ты не виноват. Надеюсь, ты поймешь это и забудешь, как страшный сон. Очень. Реалистичный. Страшный. Сон.

Удар.







Теперь я понимаю. Теперь я все понимаю. Я не успел спросить у этого мальчика, как его зовут? Я не успел сказать ему: “Как же я тебе завидую”.

Наверное, это оно и есть, полное забвение. Чернота, пустота, ничего. Никаких ощущений, никаких тревог, нету больше ничего. Бесконечная левитация в поисках того самого смысла жизни. Не утруждаться и утруждать других, вот чего бы мне хотелось, когда я умру. И нет, я не хочу перерождаться в новом теле, или же в какую-то букашку, для меня все закончено. Теперь я могу поставить точку и наслаждаться небытием. Могу ли?

Тяжелые веки долго не хотели подниматься. А может и не надо? Снова проснусь в этой машине и начну думать о том, на каком же круге ада я теперь?

Наконец, я все же открыл глаза.

Стою на обочине, мимо меня проезжают машины. Но посмотрев направо, я не увидел рядом мальчика. Значит все закончилось. Впервые с момента встречи с ним достаю телефон, чтобы проверить время.

19:32.

Головная боль прошла, и теперь я вспомнил все. Больше не нужно страдать. Я погрузился в пучины сознания чтобы переубедить себя в том, что все еще впереди.

Посмотрев на горизонт, я улыбнулся и завел машину в последний раз.
© Copyright 2022 xol0p (xol0p at Writing.Com). All rights reserved.
Writing.Com, its affiliates and syndicates have been granted non-exclusive rights to display this work.
Printed from https://www.writing.com/main/view_item/item_id/2269576-